И сказал Давид

Рубрика: Согрешил я

И сказал Давид Нафану: «Согрешил я пред Господом». И сказал Нафан Давиду: «И Господь снял с тебя грех твой; ты не умрёшь. Но как ты этим делом подал повод врагам Господа хулить Его, то умрёт родившийся у тебя сын» (2 Цар. 12:13, 14).

Отрывок для чтения: 2 Цар. 12:1-23.
Оглядывался ли когда-нибудь царь Давид на прошлое, спрашивая себя: «Неужели я действительно творил такое?» Несмотря на то, что его вера и набожность резко контрастируют с его прегрешениями, Давид не мог отрицать чудовищную греховность своих поступков.
Нам трудно понять, как этот пастырь Всевышнего, этот сочинитель такой изящной музыки, этот поэт таких глубоких псалмов, этот правитель, <. .> этот справедливейший государственный деятель мог вдруг опуститься до такого хладнокровного, жестокого, тщательно продуманного убийства.
И, тем не менее, это так! (Филип Келлер). Далее…

Грех ведет к самооправданию

Рубрика: Согрешил я

Человек не может долго смотреть в лицо своего греха, не предпринимая никаких действий. Можно догадываться, что Давид пытался оправдать свой грех. Он рассуждал: «Меч поедает иногда того, иногда этого» (2 Цар. 11:25). Возможно, он думал, что Урия и так бы погиб на войне. Может быть, Давид сравнивал себя с другими царями, думая примерно так: «Я не такой плохой, как язычники. Языческий царь бы открыто убил Урию или просто забрал бы себе Вирсавию без лишних вопросов». Возможно, своими последующими действиями он пытался успокоить свою совесть. «В конце концов, я делаю доброе дело,-мог думать он,-женюсь на ней». Почему мы полагаем, что Давид думал именно так? Потому что часто сами рассуждаем подобным образом. Однако такими мыслями могут удовлетвориться только сами виновники.
Люди сегодня почти не осознают, что грех представляет собой серьёзную силу в жизни. Это произошло в результате изменения преобладающих стандартов нравственного поведения. Грех мы теперь называем иначе. Некоторые даже считают, что греха вообще не существует. Поэтому неудивительно, что известный психиатр Карл Меннингер шокировал многих образованных людей своей книгой Что сталось с грехом? В ней он показал, что грех никуда не исчез только лишь оттого, что теперь мы его называем не «грех», а «криминал». Он показал, что психоанализ может смягчить бремя вины, но никогда не принесёт прощения. Далее…